X

Я виноват или мне стыдно

Я виноват или мне стыдно

Подозреваемый - следователю:

- Я не виноват, я не виноват!
Следователь:
- Все так говорят...
- Вот видите, значит, я прав!

Меня заинтересовала тема ощущения человеком себя виноватым или испытывающим стыд. Мне стало интересно разобраться в этом по ряду причин. Первое, понимая, что чувство вины и стыда достаточно сложно переживаемые, захотелось посмотреть, можно ли как-то с ними справляться или уживаться. Второе, мне стало интересно узнать возможные истоки возникновения стыда и навязанной вины. Третья, какую пользу можно извлечь из чувства стыда и вины. Пишу урывками. Мысли разрозненные и не структурированные. Основное, что хочу, это подискутировать и поисследовать.

Итак, в чем различие вины и стыда с психологической точки зрения? По Г. Поттер-Эфрону: вина – это «болезненное состояния осознания, которое сопровождает свершившиеся или замысленное попрание субъектом общественных ценностей и правил», а «стыд – это болезненное состояние осознания своей базовой дефективности как человеческого существа». То есть вина – это чувство, которое возникает в ответ на совершение человеком какого-то недопустимого поступка, противоречащего его внутренним убеждениям. Со стыдом все сложнее и в какой-то мере хуже, потому что стыд не за поступок, а за себя, так сказать, целиком. Стыд - это про ощущение какой-то плохости, беспомощности, уродства, бессилия.. В нем не понятно, как стать хорошим. Тот, кто испытывает стыд как будто бы «сгорает от стыда», «замерзает», «умирает от стыда» или «становиться невидимым» для стыдящих. В случае с виной, тоже может быть опускание глаз и прилив крови к лицу, однако человек думает о том, как плохо он поступил и как можно загладить этот проступок. Он испытывает это чувство менее генерализовано.

Меня же сейчас интересует вопрос: если говорим про вину, то в каких случаях она реальная, а в каких может быть невротической и в этом смысле, какой может быть её механизм передачи от другого человека. Если же мы говорим про стыд, то что может способствовать зарождению ощущения внутренней плохости у стыдящихся.

Николь Шнаккенберг пишет, что «..чувство стыда…. основано на переживаниях, связанных с насилием, третированием, эмоциональными нарушениями внутри семьи, отсутствием заботы и нехваткой любви..» в ранний период жизни. Мне кажется, что переживания, перечисленные выше, делает нас крайне чувствительными к критике и отвержению. В этом случае отвержение себя (признание своей плохости через стыд) начинает играть роль защитного механизма. Мы отвергаем себя и стыдим быстрее, чем такая возможность может появиться у других. По сути, стыд нам помогает избежать большей боли от обвинения и третирования близкими людьми. Нам проще заранее стыдить себя и считать, что мы не достойны отношений.

Следует отметить, что очень часто перед стыдом бывает сложно устоять. В результате мышление может перенаправиться с других вовнутрь и начать вращаться вокруг внешнего вида, стыдящегося в попытке контролировать мнения других о себе. Такой человек пытается добиться принятия и любви окружающих. Иногда это выливается в такие дисморфофобические расстройства, как: анорексия, булимия, гипертрофированное увлечение тренажерным залом.. Стыдящемуся нужно идеальное тело, которое признают и полюбят окружающие. В качестве ориентира этого идеального тела он может использовать заимствованные идеалы моделей из рекламы, с обложек журналов и трансляций конкурсов красоты. Погоня за «идеальным» телом в некоторых случаях может стоить жизни для зависимого человека. Хотя речь конечно же может идти не только об идеальном теле, но и об соответствии идеальным моделям ожидания со стороны общества.

Справиться со стыдом, как мне кажется, может помочь его разделение с близкими людьми или психологом. Мы все совершаем глупости.

Про вину. Ирина Млодик дает следующую градацию видов вины (надеюсь не перевру):

  1. Реальная вина – за то, что мы сделали или намереваемся сделать и что причинило (или может причинить) вред другим людям.
  2. Невротическая вина – не наша вина и ответственность, но по каким-то причинам приписываемая себе.
  3. Экзистенциальная вина – вина перед своим бытием, экзистенцией, состоящностью..

Что мы можем сделать с виной, чтобы облегчить наши страдания или избавиться от неё?

  1. Извиниться
  2. Извиниться и устранить ущерб
  3. Покаяться (за ним следует прощение)
  4. Разграничить реальное и невротическое (своё и не своё)
  5. Брать ответственность за свою жизнь и за все, что с нами происходит.

Нам бывает очень сложно выявить, обозначить и избавиться от невротической вины. Ирина Млодик предлагает для выявления невротической составляющей попробовать мысленно попросить прощения у человека, перед которым мы себя считаем виноватым. Если нам как-то дискомфортно произносить «прости», то возможно это невротическая вина и мы здесь ни при чем.

Также нам бывает сложно ощущать себя виноватыми, но если мы не принимаем свою вину и ответственность, то мы будем их проецировать на других людей. Такие сценарии могут часто разыгрываться в семейных отношениях, когда мы, скрываясь от своей ответственности и роли в этих отношениях, убегаем и пытаемся перевесить всю вину и ответственность на партнера или детей. Это они нам мешают быть счастливыми и построить удовлетворяющие нас отношения, - думаем мы про себя.

Есть и другая крайность. Многие наоборот берут на себя чрезмерную ответственность и вину за действия и чувства других. В этом случае нужно понимать, что даже если мы действительно совершили «дурной» проступок по отношению к кому-то, также существует область ответственности другого, который допустил, чтобы ему причинили вред. Определение границ ответственности бывает очень важно. Еще важно согласиться с тем, что мы не боги. Мы не можем управлять, контролировать и отвечать за то, что происходит с другим. Это их зона ответственности.

Часто невротическая вина может ложиться на людей непомерным грузом. Одним из примеров такой вины может служить наследие от симбиотических отношений с садистическим инфантильным родителем. Если родитель не давал возможности своему ребенку пройти все стадии сепарации и начать самостоятельно жить говоря: «Ты не смеешь быть собой; ты неспособен быть собой; ты нуждаешься в моем присутствии, чтобы существовать», то как утверждает Эстер Менакер «..в ходе развития такие индивиды переживают любое свободное выражение выбора как запретное, поскольку оно олицетворяет нарушение родительского предписания. Во взрослом возрасте важные решения вызывают дисфорию, происходящую и от страха сепарации, и из-за вины в преступлении против доминантного другого». Я согласен с Эстер Менакер, что самый эффективный способ ослабить волю ребенка - вызвать у него чувство вины.

Добавить комментарий
Введите код с картинки
^ Наверх